?

Log in

No account? Create an account

О хлебе не насущном

           Мы едим, чтобы жить, или живем, чтобы есть.. Эта заезженная фраза, как сигнальная условно-рефлекторная лампочка загорается в моей голове каждый раз, как я иду в магазин за съестным. Люди, стоящие в очередях у многочисленных касс, баулами тащущие еду, вгоняют меня в ужас. Минута, и я присоединяюсь к потоку всеобщего безумства. В ход идут пачки с сухим, упаковки с сочным, пакеты с рассыпающимся и даже спрессованные брикеты. Нам нужно все и хочется всего, пусть выкрашенного в ненатуральные цвета, пусть пахнущего незнакомыми странами. Мы способны поедать всех морских тварей и почти всех движущихся по суше существ. И что-то мне подсказывает, что от этого «почти всех», «почти» скоро отскочит шариком для пинг-понга. Нам нужно по пять буханок хлеба в день и литры газированных напитков. Мы жуем практически все время бодрствования, уж если не пищу, так хоть бы жвачку. Ровнехонько обрастаем пластами жира, округляя животы, развешивая подбородки, желатинируя бедра.
           Хозяйки, раскрасневшиеся, возбужденные, взмокшие бегут скорее к своим плитам, преисполнившись чувством выполняемого долга накормить семью, жарят, варят, пекут, шинкуют, маринуют все купленное, чтоб вышло посытнее.
        Мы не задумываемся о тех объемах, которые поглощаем. Не задумываемся о том, могли бы обойтись меньшим. Не задумываемся и о том, что несет нам эта пища, чаще всего искусственная. На деле, всего лишь на всего набиваем пузо, получая удовольствие от первого кусочка, и по привычке дожевывая всю оставшуюся порцию. Прием пищи из ритуала, включающего в себя эстетические элементы, превращается в забрасывание горючего в топку истерзанного желудочно-кишечного тракта. Оправдание находится быстро – загазованностью, застрессованностью, усталостью. Есть оправдание – есть действие.
          Вот такой вот водоворот. Понервничать, чтобы заработать; заработать, чтобы купить; жить, чтобы есть…

         
.....молоденькую любовницу на закате лет)


    Вопрос о том, какого возраста должны быть наши друзья снимается  с жизненной повестки достаточно рано, ровно тогда, когда мы, набравшись определенного опыта, решаемся судить об умственных способностях не по количеству прожитых дней, а по глубине мышления, достигнутому к моменту нашей встречи.
            Иметь друзей различных возрастных категорий – дополнительный способ получать значительно более разнообразные взгляды на одни и те же предметы и иметь разносторонние суждения о ситуациях, что значительно расширяет широту выбора собственной траектории движения и доукомплектовывает мировоззрение. Мы есть продукт социума, в котором оказываемся, и формируют нас  люди, большим образом тесно  нас окружающие,  сколько бы мы не декларировали  собственное личное мнение и  не выпячивали  взлелеянную  гипертрофированную  индивидуальность. По сути, даже поступки не принятые в обществе  совершаются  вопреки этому обществу, играя по тем же  старинным правилам.
             В каждый отдельный отрезок времени, набравшись, таким образом, различных взглядов на жизнь, и немного определившись со своими собственными, мы рискуем тоже стать для наших младших по возрасту друзей катализаторами умственных процессов, происходящих в их головах. Но, сколько б умными, мудрыми, развитыми, самостоятельными и самодостаточными личностями они нас не считали, каждый из них на подсознательном уровне, всегда чувствует одно огромное преимущество человека накрутившего меньшее количество годов на своем счетчике, перед человеком накрутившим большее – это преимущество молодости, а точнее возможность пережить то, что с тобой за этот разрыв в годах не произошло, и произойти уже не сможет. То, что мы никогда не воспримемь чистым, не закостеневшим умом. Ведь, чем дальше, тем большими консерваторами мы становимся, тем меньше любим людей в массе и более недоверчиво смотрим на свет.  К счастью или напротив.
              Но  сожалеть о не случившемся негоже, тем более, когда есть те, с кем искренне можно пережить новое или старое, но вновь.

это было давно

     Ровно в два часа на городском кладбище каждый день играет похоронная музыка. Звуки глупые, с претензией на величественность, пугающие, объемные, гулко разносятся по коридорам рядом расположенной психиатрической лечебницы, отдавая эхом в воспаленном подсознании пациентов, врачей, посетителей, студентов.  Зло смеется судьба, обнажая свои желтые зубы. У больных – обед. Они знаю что музыка – это обед. Значит надо брать чашки и идти в столовую, где накормят.

     Но мальчик сидел на кровати, полузавернутый в плед и смотрел восковыми глазами в одну точку, не шевелясь, и кажется даже, не дыша. Нас было около десяти человек в палате, способной раздавить каждого, больше похожей на камеру одиночного заключения, десять белых пятен на темном фоне гнетущего дня.  Но мальчик нас не видел. Он не слышал музыки, призывающей, манящей сторожил к обеду. Власть прорвавшегося подсознания сковала его движения, залила здравый смысл. Теперь все подавленное торчало напоказ, как перья из продранной  кем-то подушки.

     «Прекрасное утро, не правда ли? Зачем спрашивать если оно прекрасно.  Опять тот же вопрос – прекрасное утро, не правда ли. Мама каждое утро спрашивает об этом. Она знает, что утро прекрасно, раз говорит. Но спрашивает.  И снова этот лес,  заяц бежал на встречу Колобку, Колобок круглый – он голова. Заяц бежал без головы. Он не мог съесть Колобка. Колобок – голова. Волк бежал без головы, лиса бежала без головы. А Колобок был сильнее всех, потому что он голова.  У него есть рот, он может съесть всех – и лису, и волка, и зайца. Утро было прекрасное в лесу, не правда ли? Прекрасное утро. Мама  знает, что Колобок - голова. Одна без ножек. А заяц уже бежит, и Колобок ему навстречу. Колобок – сила, Колобок – он голова…»

    Мальчик прятал голову под одеяло, скрюченный от страха, яро пытаясь поместится под свое последнее убежище целиком, чтоб не торчало ни одного сантиметра тела, связывающего его с пугающей реальностью, погружаясь в свой не менее страшный мир, где он пытался найти логическое объяснение всем происходящим событиям.

     Мед сестра сделала укол. Издерганный, затравленный, в мыслях, вязких как патока, заполняющих пространство, укутывающих мир в полупрозрачную пелену, он заснул.

    Я очнулась.

Легкоусвояемо

Различные формы зависимости, проявляющиеся своеобразным помешательством, всегда начинаются с веществ переработанных в порошок. Будь то порошок вдыхаемый, растворяемый, либо воспринимаемый органом зрения с эффектом припудривания мозгов. Мелкие частицы легче проходят через барьеры сопротивления здравого смысла и трезвой оценки реальности. Расписанные каноны поведения,  алгоритмы отношений и просто налет «красивой жизни», придуманный  хорошо  на том зарабатывающими, дает ощущение вектора, направляющего на правильный путь. Картинки сменяются с довольно быстрой скоростью, раздражая скучающую душу, страстно жаждущую перемен и эмоциональной насыщенности в пустом окружении.

  Но, ни при каких условиях  в материальном мире, такого же спектра ощущений никто не получает, даже сутками бегая по городу в поиске приключений на любимую западным полушарием округлость. Тем более бег срывает дыхание и портит вылизанный до лоска образ. Легкий способ поставить все на свой места – продолжать в выбранном ранее духе.  И рука тянется к тому, что обличено в форму легкой степени усвояемости. Максимум положительных переживаний с минимумом затраченных сил. И мысли насильственно заняты, и смысл есть дождаться следующего сета, и даже почувствовать себя психологом, тонко разбирающимся в прописанных заранее сценариях.

    Не смотрите более одной серии  телевизионных шоу в неделю, не смотрите…..

       Едва продрав глаза и успев выпить чашечку кофе, летя на всех парах в новый день, начинается череда встреч различного по своей значимости и глубине потрясения переутомленных нервных клеток характера. Вашу ватную тушицу, поднятую писклявым звуком будильника, перезвон которого еще пол дня вибрирует от барабанной перепонки до слуховых косточек, что-то похожее на привычку, или способ существования, заставляет производить известный ряд  сокращений мимических мышц лица и известного тона вибрации голосовой щели. 

        Фильтрация людей, на приятных и не очень, произведена давным-давно, что позволяет менять хабитус, не совершая никакой внутренней работы психологического характера. Абсолютно не интересуясь происходящим в жизни собеседника, думая о предстоящем маникюре, можно уверенно, с лучезарной улыбкой, задавая наводящие вопросы, убить от десяти минут до получаса (отрезок времени по большому счету не ограничен, полностью зависит от  мастерства и умения выкручиваться из пустот в разговоре), справляясь о здоровье всех двоюродно-троюродных дядюшек, тетушек и домашних питомцев, слывя затем в людской толпе внимательной, воспитанной и доброжелательной личностью.  Ртутный градусник, измеряя  вашу положительность, взорвется, осыпая мизансцену  мельчайшими шариками блестящего металла.         

          Никакого обмана, корысти или лицемерия. Помилуйте, никто не желает, чтоб у нечаянно  подкинутого судьбой собеседника, вывалился, скажем, зуб.  Просто шумовые волны, производимые его голосом,  иногда имеют чудесное свойство выступать отличным фоном для собственных умозаключений.

         Единственная опасность, подстерегающая в подобной ситуации, состоит в частоте встречаемости определенных людей на определенной территории за короткий временной промежуток. Тут уж вам, возможно, придется вырисовывать из неясной картины, плохо воспринятого ранее, какие-то моменты, имеющие глобальное значение  для стоящего напротив,  дабы не потерять образа  своего, созданного им же самим ранее.

         Но, разочарование -  тоже часть этой большой игры, тем более всегда есть парочка дополнительных жизней в виде сердечек, там,  в правом углу монитора…. ;)

СоцСЕТИ

Залихватски  распоряжаться фразами и точить язычок об никчемные дискуссии стало одним из самых главных развлечений нашего поколения  компьютерных снобов.  Мысли так и рвутся наружу в виде дурацких фраз,  а ты как мамашка малолетних преступников только и делаешь, что запираешь замки. 

   И вот я существую, слушаю музыку, не смотрю кино, не читаю книг и целыми днями сижу в Интернете, как растение, потребляя энергию пищевых продуктов в виде совершенно ненужных и лишних для меня килокалорий.   Ах, похороните меня за плинтусом, под обоями или на поле для гольфа. Если я не отращу усы и не вытяну себя за них из этого постыдного болота, то никто вместо меня этого не сделает. Я – зомби. Я даже влюбиться не могу по-человечески.  Разрази гром мужчин с заниженной самооценкой, либо наоборот, с переизбытком нарцисизма. Где мой срединный уровень, уровень, убеждающий  меня мыслить позитивно.

  Однако, я продолжаю барахтаться в Паутине, вместо того, чтобы качать пресс под жесткий хип-хоп или тягать железо в навороченном спортзале.  А  кнопочки на родной клавиатуре, все так же нежно, прогибаются от каждого прикосновения пальцев (покорность потрясающая) и мышка тихим голоском щелкает по выбранному объекту. Недостаток ночного общения с лихвой покрывается комментариями под новой обложкой журнала или свеженькой заметкой модного журналиста. «Ты последнее время пишешь такие грустные посты» - комментирует девушка симпатичного парня, монолог которого, в силу гиперэмоциональности, видимо, состоит из сплошного мата.  «И все что у нас есть – это безлимитный Интернет за 600 рублей». А еще у нас есть регистрация на фейсбуке, в твиттере, в ЖЖ, вконтакте и у некоторых даже в Одноклассниках.  

 Четр бы побрал родные соцСЕТИ,  в которые я попала.)

 

 

Чаю?

Садись, укутайся  в старый плед,  чтобы было уютно, как в детстве.  Плевать, что туманно и сыро на улице. Осень заканчивается, дымчатая осень, которая не дала нам впасть в депрессию, разрешив  долгие свидания с  теплым больным солнцем. Оно грело из последних сил, сквозь пелену неудачно сложившегося для него времени года. Налей себе горячего черного, терпкого чаю,  и давай, наконец,  поговорим. Поговорим о долгой простуде,  о времени, которое бежит быстрее, чем мы успеваем сделать вдох, о планах на будущее. Да о чем угодно. Чтобы было спокойно, чтобы было тихо.

   Тебя же уже давно не терзают противоречия,  ты понимаешь, что скучно быть идеальной, а острое словцо вырывается из  уст  лишь  когда есть свободная минутка и хочется кого-нибудь поддразнить.   Твой взгляд, в любом помещении, в любой компании,  оценит все вокруг происходящее точно и детально, с минимальной   аналитической погрешностью. Так ты и переходишь из раннего времени суток в позднее, от менее  интересного предмета  к более, из одного интерьера в другой.  Меняются декорации,  но тебя уже мало что изменит, кроме глубокого горя, либо глубокой радости. 

     Давным-давно нет раздражения, когда окружающие пытаются выдать свое испорченное воспитание за характер, или глянцевую обложку за вкус. Нет, теперь ты никогда не назовешь себя стервой.  Никогда. Теперь ты знаешь, что незачем быть стервой, если можно быть умной.

       А  вот и чайник вскипел. Я за чашками…

 

 

 

Tags:

Сигнальная лампочка

  Женское мышление, и в частности, как субстрат для него,женский мозг, вещество эфемерное по психологической структуре, но твердое как выгравированный алмаз по существу происходящих в нем процессов. Нет ничего более стойкого в живой природе, включая радиоактивные элементы, с периодом полураспада в миллионы лет, чем одна единственная, наделенная самым глубоким смыслом для данного существа слабого пола, мысль. Точнее говоря, мысль представляющая собой желание обладания.
  Причем желаемый объект может иметь совершенно различный характер, варьируя от яркой маечки вновом магазине до брутального мачо,совершающего каждое утро длительные пробежки в соседнем скверике.По силе воздействия на женский организм две такие, совершенно различные вещи, могут иметь абсолютно одинаковый эффект, и высококлассный математик поставил бы в таком уравнении меж частями, смело и уверенно, две параллельные полосы. Эта мыслительная пробка,ровно и точно вошедшая в симпатичную головку где то в области виска, прочно и надолго занимает свои позиции, пропитывая липким нектаром рядом расположенные структуры. Он намертво склеивает мысли в огромный конгломерат, летящий со скоростью снежного кома в направлении желаемого объекта, сметая на пути преграды поменьше и побольше.
  В такие периоды злые коллеги говорят, что «Новопассит» хороший препарат, и за спиной все чаще слышится сдавленное «стерва».Но только подвергшаяся воздействию желаемого знает, что именно эта сигнальная лампочка не позволяет ей расслабиться ни на минуту и дает силы действовать… )

I am in misery )))))

   Две версии одного и того же клипа: одна оригинальная, другая – с цензурой без «сцен насилия».

 








Повеселила версия для UK донельзя!
А вот что бы случилось, если бы что-нибудь подобное произошло в нашей стране? Сколько б было возмущений, что нас зажимают, забирают у нас свободу выбора, слова, и, в конце - концов, все свелось бы к тому, что мы возвращаемся в советское прошлое. Интересно, как долго наши сограждане будут чувствовать себя ущемленными и задавленными. И ничего, что у нас prime-time забит криминальными сводками и непонятными фильмами с действительно жесткими сценами, а дети, как раз в это время и оказываются у экранов. Это нормально. Главное, чувствовать себя вроде как «свободными в свободной стране»….
   А вообще, пойду ка я дальше слушать новый альбом Maroon 5. Он мне нравится…)

Туфли

Туфли спасут карьеру,  короткие ноги, личную жизнь.

Туфли улучшат настроение, осанку, походку и самооценку.

Повысят уровень стервозности в крови, внимания со стороны лиц противоположного пола,   уровень  нахождения от поверхности земли и, соответственно,  высоты полета.

Туфли снизят депрессивные влияния, возникающие от дамочек с длинными ногами, дорогими сумочками, смазливыми бойфрендами.

Туфли позволят опаздывать, смеяться невпопад,  чаще обычного опираться на сильную руку.

Они, родные, вознесут над бытовыми проблемами, ежедневной рутиной балеток и серостью осеннего города.

Туфли индикатор ума, вкуса, воспитанности и зрелости.

Пара туфель может изменить мир. Или взгляд на него)


Tags: